История Любви

Или усвоил мир уроки Чернобыля?

Напоминание об опасности: разрушенный реактор ЧАЭС
Чернобыль заставил мировое сообщество задуматься над рисками атомной энергетики. Однако неконтролируемость аварии на японской атомной станции «Фукусима» вызывает сомнения в том, что урок трагедии на ЧАЭС действительно усвоен.

Ведущий научный сотрудник отдела энергетической и ядерной безопасности Национального института стратегических исследований Ольга Кошарная говорит, что после аварии на Чернобыльской АЭС страны, имеющие атомные станции, подписали между собой международные договоры и конвенции о раннем предупреждении в случае ядерной аварии, о помощи в случае ядерного инцидента , об обращении с отработавшим ядерным топливом и т.д. Кроме этого, была создана международная консультативная группа по безопасности реакторов, согласно международным требованиям персонал атомных станции страны начали лицензировать при допуске на объекты, отмечает Ольга Кошарная.

«Непонятно, почему так произошло»

Также были фундаментально пересмотрены вопросы безопасности атомных станций и ректоров. Сейчас их отделяют багатобарьернимы защитными сооружениями с автономными системами питания. Впрочем, несмотря на все меры безопасности, Кошарная не понимает, почему Япония не предусмотрела на своих АЭС возможность одновременного включения нескольких природных факторов, таких как землетрясение и цунами. И почему эти аспекты контроля выпустила из под своего внимания МАГАТЭ и другие международные организации. Так, эксперт соглашается, что не все меры безопасности человечество предусмотрело и применяет на атомных станциях. «Оценка безопасности атомных станций тоже изменилась и усовершенствовалась. Есть теперь метод вероятности при аварии, где моделируются события: если это откажет, то что надо делать, если другое, то что тогда … Это все есть, но что происходит сейчас в Японии, я удивляюсь Конечно, им не до этого, когда проблемы сразу с несколькими реакторами «, — сказала Кошарная в интервью Deutsche Welle. Меры безопасности и защиты населения от радиации существенно не изменились, отмечает эксперт. После попадания радиации в атмосферу опасный — йод-131, который абсорбируется в щитовидной железе человека. Поэтому, нужно за два-три часа пить специальные таблетки, чтобы нормальный йод не давал абсорбироваться йода радиоактивном.

Также после Чернобыльской аварии человечество стало больше внимания уделять системе оповещения об авариях на АЭС и информирования о радиационном загрязнении, однако и этого недостаточно. «К сожалению, наша цивилизация такова, что высокие технологии приносят высокие риски», — замечает Ольга Кошарная.

Неосвоенный урок

Атомная индустрия так и не сделала надлежащих выводов после Чернобыльской трагедии. Такое мнение в интервью Reuters высказал Юлий Андреев, который после аварии на ЧАЭС возглавлял работы по дезактивации радиоактивного загрязнения станции. Андреев живет в Австрии, где преподает атомную безопасность и консультирует австрийское министерство охраны окружающей среды. Причиной нынешней трагедии в Японии специалист называет «жадность энергокомпаний и разгильдяйство контролирующих органов». По словам Андреева, после чернобыльской аварии атомное лобби приложило огромные усилия, чтобы «отбелить» мирный атом «. Частности, были профинансированы многочисленные исследования, целью которых было приуменьшить последствия трагедии и затушевать риски атомной энергетики.

Человечество не усвоило урок Чернобыля — в этом убеждены и в природоохранной организации Greenpeace. В интервью Deutsche Welle эксперт организации Кристоф фон Ливен отметил, что ядерная энергия никогда не будет абсолютно безопасной, как бы ни успокаивали операторы АЭС. «Правильным выводом из Чернобыльской трагедии была бы отказ от строительства новых атомных реакторов. Но вместо постепенного вывода из эксплуатации реакторов, все свелось к полумер — было улучшено те или иные технологии, но сейчас мы видим, что полноценных выводов сделано не было», — говорит фон Ливен.

Непредвиденные риски

Эксперт Greenpeace отмечает, что улучшение технологий в течение последних десятилетий касались перестраховки от ошибок в эксплуатации. Однако природные катаклизмы или возможные теракты составляют непредсказуемые риски, перед которыми атомные реакторы, остаются уязвимыми. В целом угрозы эксплуатации АЭС сегодня отнюдь не ниже, чем 25 лет назад, убежден фон Ливен. «Сегодня значительно выше являются угрозы со стороны международного терроризма. Кроме того, сегодня мы имеем большое количество старых реакторов, сроки эксплуатации которых истекают или уже истекли», — говорит представитель Greenpeace.

Кристоф фон Ливен напоминает, что в случае масштабной аварии на атомной станции населения сегодня так же плохо защищено по 1986 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s